Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Био-энциклопедия »
          Лишайники:

Приспособляемость лишайников

За лишайниками укрепилось название "пионеры растительности". Эти организмы вообще широко распространены по планете, но особенно изумляют тем, что селятся в Арктике и Антарктиде, у кромки вечных снегов в горах и в безводных пустынях - другими словами, в самых трудных для жизни условиях, где не решается поселиться ни один другой многоклеточный организм. Казалось бы, такая стойкость плохо увязывается с высокой чувствительностью лишайников к загрязнению окружающей среды. Пожалуй, наиболее удивительная особенность лишайников, которая бросается в глаза - это их способность долгое время находиться в сухом, обезвоженном состоянии, но при этом не погибать, а только приостанавливать все жизненные процессы до первого увлажнения. Такое состояние, напоминающее летаргический сон сказочной Спящей Красавицы, называется анабиозом.

Слоевище лишайников лишено корней, проводящих сосудов, устьиц и других "хитроумных" приспособлений, с помощью которых растения регулируют содержание воды в своих тканях. Поэтому влажность лишайникового таллома сильнее зависит от влажности среды. Слоевище лишайников часто сравнивают с фильтровальной бумагой. Сухие лишайники очень быстро впитывают влагу. Большинство листоватых и кустистых видов при погружении в воду или во время сильного ливня достигают полного насыщения за несколько минут, накипные виды насыщаются водой медленнее. Способность быстро насыщаться влагой лишайникам очень необходима: для отправления важнейших физиологических функций нужно успеть воспользоваться любым ее видом, будь то кратковременный дождь, роса, туман либо тающий снег. Если период увлажнения затягивается, например при непрекращающихся дождях, лишайник продолжает впитывать воду и наступает так называемое перенасыщение.

Несомненное преимущество лишайников по сравнению с высшими растениями состоит в том, что лишайники способны поглощать и водяной пар. Слоевище впитывает водяные пары до тех пор, пока не устанавливается равновесие между его влажностью и относительной влажностью атмосферы. О.Б. Блюм помещал лишайники разных видов в камеру с относительной влажностью 100%. Оказалось, что некоторые из них продолжали поглощать влагу даже через 22 дня, правда, очень медленно. Даже в насыщенной водяным паром атмосфере лишайники поглощают лишь 40-60% того количества влаги, которое могли бы впитать при погружении в воду. Это объясняется тем, что при поглощении пара капельки воды внутри таллома и на его поверхности не образуются.

Способность впитывать водяной пар из атмосферы особенно важна для лишайников, обитающих в сухих районах. Немецкий ученый О. Ланге обнаружил, что влажность лишайника рамалина тощеобразная, произрастающего в Негевской пустыне (в Израиле), в утренние часы достигала 31% массы сухого вещества исключительно за счет поглощения водяного пара из атмосферы. Этой влажности достаточно, чтобы у растения происходил фотосинтез в течение трех часов после восхода солнца, пока температура воздуха не поднимается выше 20 °С. Однако увлажняться за счет водяного пара способны не все лишайники. Так, представители семейства коллемовых с простым гомеомерным слоевищем могут использовать влагу исключительно в жидком состоянии.

Быстро насыщаясь влагой, лишайники так же без задержки теряют ее в сухую погоду. При этом большая часть воды испаряется из насыщенного ею слоевища в первые часы высушивания, а оставшуюся часть влаги лишайник теряет гораздо медленнее. Быстрая потеря воды - это тоже приспособление к жизни в неблагоприятных условиях. Не имея возможности активно функционировать в неблагоприятные периоды, лишайник "благоразумно" отдает воду и впадает на это время в анабиотическое состояние. Если бы этого не происходило, то при повышенной температуре воздуха увлажненный лишайник нес бы большие потери в процессе дыхания, а в морозы влага внутри его слоевища превращалась бы в лед и разрывала стенки клеток. Кроме того, все ферменты, "работающие" в живом организме лишайника, немедленно погибали бы в экстремальных условиях.

Однако способность лишайников быстро поглощать и испарять влагу, помогавшая им тысячи лет и позволившая занять самые трудные для жизни места на планете, в наши дни обернулась против них. Ведь вместе с водой слоевище лишайника всей своей поверхностью впитывает растворенные в воде соединения, в том числе и загрязняющие вещества.

Источником углеводов для лишайников служит процесс фотосинтеза в зеленых и синезеленых фотобионтах. Как и хлорофиллоносные растения, лишайниковые водоросли на солнечном свету поглощают углекислый газ и синтезируют из него и воды органическое вещество, выделяя при этом в атмосферу кислород. Чтобы составить представление об интенсивности фотосинтеза у лишайников, небезразлично, как вести расчет. Если по примеру физиологов высших растений разделить количество поглощенной углекислоты на площадь слоевища либо на массу сухого вещества, интенсивность процесса получится очень маленькой. Так, по данным физиологов Е. Шульце и О. Ланге, скорость фотосинтеза у лишайников рода гипогимния при 0 °С была в пять-шесть раз ниже, чем у травянистых растений. Такое "отставание" может объясняться тем, что лишайниковый таллом в четыре - десять раз беднее хлорофиллом, чем листья высших растений. Кроме того, водорослевые клетки располагаются в слоевище не всегда равномерно. Поэтому правильнее рассчитывать скорость фотосинтеза в лишайниковых водорослях не на площадь таллома, а на количество хлорофилла в нем. Когда Шульце и Ланге сделали такой расчет для лишайника гипогимния вздутая, то получили величину, близкую к скорости фотосинтеза свободноживущей водоросли хлореллы. Значит, лишайниковые водоросли добывают углеводы не хуже своих свободноживущих родственников. Интенсивность фотосинтеза в большой мере зависит от экологических условий. Одно из них - влажность. Исследования показали, что оптимальная влажность слоевища лишайника, при которой фотосинтез достигает наивысшей скорости, колеблется у разных видов от 30 до 90% на массу сухого вещества, в зависимости от того, обитает ли растение во влажном или в сухом месте. Если влажность ниже или выше оптимальной, скорость фотосинтеза быстро понижается.

Период высыхания, который может переносить фотосинтетический аппарат лишайниковых водорослей, у разных видов различный. Водный лишайник веррукария масляно-черная страдает уже после 24-часового высыхания. В то же время пустынный лишайник рамалина тощеобразная может пробыть в сухом состоянии более 50 недель, а при увлажнении быстро восстановить фотосинтетическую способность. Как правило, непродолжительное высушивание не влияет на газообмен в лишайниках, но чем дольше засушливый период, тем больше времени требуется на восстановление газообмена.

Давно замечено, что разные виды лишайников предпочитают различную освещенность: одни поселяются под пологом деревьев, другие - на открытых полянах, одни у основания древесного ствола, другие - на его вершине, одни на южных, другие - на северных склонах скал. Оказалось, что у теневыносливых видов лишайников освещенность, оптимальная для фотосинтеза, намного ниже, чем у светолюбивых. Иными словами, каждый организм приспособился к наиболее продуктивной фотоассимиляции именно в тех условиях, в которых живет. Установлено, что хлоропласта (хлоропласт - содержащее хлорофилл внутриклеточное образование, в котором происходит фотосинтез) лишайниковых водорослей получают в слоевище несколько меньше света, чем хлоропласта высших растений: так, если кожица листа пропускает 90% падающего света, то неокрашенный коровой слой лишайникового таллома - 70%, а окрашенный - лишь 50%. Привыкнув к небольшому затенению в симбиозе, лишайниковые водоросли не переносят яркого света и в свободном состоянии быстро бледнеют.

Хорошо известна устойчивость лишайников к низким и высоким температурам. Морозоустойчивость этих организмов сказывается, в частности, в том, что они могут удивительно интенсивно ассимилировать углекислый газ при очень низких температурах. По данным О. Ланге, у альпийского вида летария лисья скорость фотосинтеза была максимальной при температуре 7 °С, очень слабо снижалась при 0 °С, а при -5 °С достигала половины максимума. Полярным лишайникам необходима способность противостоять замораживанию. Такая способность была обнаружена у некоторых арктических видов лишайников, которые восстанавливали фотосинтетические свойства даже после замораживания до -196 °С. Что касается высоких температур, то сухой таллом некоторых видов лишайников может выдерживать нагревание до 100 °С без разрушения фотосинтетического аппарата. Но устойчивость влажного таллома к нагреванию намного меньше. В средних широтах самые благоприятные для лишайников сезоны - осень и весна с их переменной влажностью и невысокими температурами.

Сложное воздействие оказывают на лишайники тяжелые металлы. Очень важно знать, в течение какого времени металлы накапливаются в лишайнике. Так, содержание цинка в лишайнике ласалия (умбиликария) пупырчатая, произрастающем в естественных условиях, достигало 2560 мкг на 1 г сухого вещества, и это практически не отразилось на фотосинтезе данного растения. Возраст его слоевища составлял около 70 лет, и накопление металла в нем, очевидно, происходило постепенно. Когда же в лабораторных условиях на лишайник того же вида воздействовали цинком "аккордно", в течение девяти дней, то уже после накопления в нем 482 мкг этого металла на 1 г сухого вещества фотосинтез прекратился. Оседая на стенках живых клеток лишайников, катионы металлов изменяют их проницаемость (аналогичный процесс происходит при проникновении в клетку сернистого газа), и из протоплазмы начинает выводиться калий. Экспериментально установлено, что разные металлы по-разному стимулируют выведение калия в среду. Ртуть, медь и серебро, находясь в лишайниках даже в небольших концентрациях, делают клеточные мембраны лишайника более проницаемыми и, следовательно, сильнее других металлов "выталкивают" калий.

Поскольку лишайниковый таллом на 90-97% состоит из грибного компонента, а грибы, как известно, богаты белками, естественно было бы ожидать, что лишайники содержат много азотистых соединений. Однако анализ показывает, что тело этих растений построено в основном из углеводов, а содержание азота в них, обычно, не превышает 0,5% на массу сухого вещества. Исключение составляют виды лишайников, содержащих синезеленые водоросли, потому что последние способны поглощать азот из атмосферы. В таких лишайниках накапливается 3-4% азота на массу сухого вещества. Впервые азотфиксация у лишайников была обнаружена в 1955 году. Скорость азотфиксации у лишайников, так же как фотосинтез и дыхание, сильно зависит от внешних условий. При выходе из неблагоприятных, стрессовых условий лишайники восстанавливают наряду с другими физиологическими функциями и способность поглощать атмосферный азот. Чем дольше продолжается воздействие неблагоприятных факторов (высушивания, темноты, низких и высоких температур), тем больше времени требуется на восстановление азотфиксации.

Лишайники "исправно" накапливают и микроэлементы. По имеющимся данным, марганца в лишайниках содержится меньше, чем в сосудистых растениях; кобальт, никель, молибден и золото присутствуют в одинаковых количествах, а содержание цинка, кадмия, свинца и олова в лишайниках намного выше. О способности лишайников накапливать металлы говорят следующие примеры. Лишайники, росшие на горной породе диорит, накапливали в 90 раз больше меди, чем ее содержалось в самой породе. Такой же факт был отмечен у напочвенных лишайников из зоны угольных разработок: они накапливали калий, кальций, железо, магний, медь, цинк, алюминий и молибден в количествах, намного превышавших концентрацию этих элементов в почве. Содержание одного и того же элемента в лишайниках может резко различаться и зависит от условий загрязнения атмосферы. Так, в гипогимнии вздутой, произрастающей вблизи от промышленного центра на западе Финляндии, было найдено 21 400 мкг железа на 1 г сухого вещества, при удалении от этого центра уровень концентрации данного элемента понизился до 1075 мкг, а вдали от источника загрязнения, на севере страны, в том же лишайнике обнаружили всего 823 мкг железа на 1 г сухого вещества. Не следует, все же, думать, что лишайники всегда без разбора "нахватывают" в слоевище все, что попало. Существует какой-то избирательный механизм, который регулирует поглощение минеральных элементов. На это указывают, например, такие данные. В лишайниках рода кладина содержится одинаковое количество железа независимо от того, на каких почвах они обитают: богатых или бедных этим элементом; лишайники, растущие на известняках, поглощают обычно мало кальция, хотя в почве он имеется в избытке. На накопление элементов в слоевище лишайника, по-видимому, влияют морфологические и физиологические особенности каждого вида.

В лесу, где осадки проходят сквозь кроны деревьев и стекают со стволов, они гораздо богаче минеральными и органическими соединениями, чем на открытых местах. Поэтому лесные лишайники получают с осадками гораздо больше питания, чем виды, которые обитают в открытых местах. Особенно много минеральных и органических веществ попадает в тело эпифитов, т.е. лишайников, растущих на стволах деревьев.

Итак, в стрессовых обстоятельствах лишайники быстро теряют влагу и прекращают главные процессы жизнедеятельности, а при наступлении благоприятных условий вновь накапливают влагу и начинают функционировать. Лишайники с готовностью используют самые разнообразные питательные вещества: как добытые фотобионтом в процессах фотосинтеза и азотфиксации, так и растворенные в окружающей почвенной и дождевой влаге. Однако расходуются эти ресурсы очень экономно. Синтез белков и их распад протекает в слоевище крайне медленно, а неизбежные потери энергии компенсируются запасами растворимых углеводов. Вместе с тем способность лишайников практически неограниченно поглощать и накапливать загрязняющие вещества, приводит к накоплению в их тканях высоких концентраций загрязняющих веществ.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU