Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Гербарии:

Развитие гербарного обмена

Обмен гербарными образцами начался почти одновременно с созданием самих гербариев. Однако широкого размаха обмен достиг только с конца XVIII - начала XIX века в связи с бурным ростом объема и числа гербариев. Смысл гербарного обмена двойной: с одной стороны за счет избытка собственных сборов пополнить гербарий такими материалами, которые сам владелец гербария собрать не имеет возможности; с другой - получить дубликаты экземпляров, которые были использованы другими исследователями при подготовке важных публикаций, с тем чтобы иметь возможность вполне точно понимать смысл этих публикаций (или, наоборот, передать свои дубликаты, чтобы и самому быть правильно понятым другими). Если первая цель обмена ясна, то вторая - не столь проста и очевидна и далеко не сразу была осознана в должной степени. Правда, еще современник Линнея Коммерсон, собрав в кругосветном путешествии гербарий в 30 тыс. экземпляров, хотел разделить его на пронумерованные дубликаты и распределить по 20 ботаническим центрам того времени с тем, чтобы обеспечить взаимопонимание при любых интерпретациях этих образцов. Но в связи со смертью Коммерсона замысел остался неосуществленным (да и неизвестно, насколько дубликаты Коммерсона соответствовали тому, что ботаники теперь понимают под дубликатами). На рубеже XVIII-XIX веков еще была обычной практика заменять в гербарии образец какого-либо вида другим, собранным в другом месте образцом этого вида, если второй образец казался лучше, чем первый; тогда первый рассматривался как дубликат и передавался в обмен. Так поступал еще Вильденов в начале XIX века, а отдельные ботаники - еще и в середине XIX века. Только после того как в достаточной степени развилось представление о внутривидовой изменчивости и наметился отход от типологического понимания вида (т.е. уже в последней трети XIX века), только тогда окончательно сложились современные взгляды на то, сколь точно гербарный образец должен быть этикетирован и что можно считать дубликатом. Первое крупное распределение пронумерованных растений, которые можно было считать (по крайней мере, в большинстве случаев) действительными дубликатами, - это распределение гербария Воллича и других гербариев Ост-Индской компании в 30-х годах XIX столетия.

Вплоть до 70-х годов XIX века обмен происходил в основном между частными владельцами гербариев. Например, X.X. Стевен, живя в Симферополе, имел в своем гербарии сборы более чем 300 коллекторов, большей частью зарубежных. Когда в конце жизни он пожертвовал свой гербарий университету в Хельсинки, в нем насчитывалось около 22 тыс. видов; из них сам Стевен мог собрать вряд ли более 4-5 тыс. Э. Линдеман, один из "последних могикан" - владельцев больших частных гербариев, сообщал (1885 г.), что в течение 24 лет он отправил в обмен более 20 тыс. образцов и примерно столько же получил и что в его гербарии представлены сборы 822 коллекторов. Хотя многие из этих сборов были получены через вторых и третьих лиц, а непосредственных партнеров по обмену было меньше, тем не менее названная цифра очень выразительно говорит о размахе, который приобрел гербарный обмен к концу XIX века.

Гербарии учреждений до 60-80-х годов XIX века пополнялись преимущественно за счет покупок и пожертвовании, некоторые (в частности, оба петербургских - музея и сада) - также за счет организации собственных экспедиций. Обмена между собой гербарии учреждений почти ее вели. В гербариях Петербургского ботанического сада, Берлинского и Венского музеев, сада Кью значительные обменные операции начались только в 60-х годах XIX века. В гербарии Британского музея первым существенным поступлением по обмену было получение в 1885 г. около 2 тыс. растений из Петербургского ботанического сада. Обмен между учреждениями тормозился двумя обстоятельствами: 1) продолжительный период было принято считать сборы - если и не целиком, то в значительной части - собственностью самих коллекторов, а не учреждений; 2) пожертвованные и купленные коллекции долгое время продолжали храниться каждая по отдельности, поэтому выявление дублетов было почти невозможно. Только постепенное изжитие этих обстоятельств способствовало во второй половине - конце XIX века развитию обмена и между учреждениями.

Начиная с конца XIX века этот обмен принимает ту форму, которую он имеет в XX веке, и неуклонно увеличивается.

Еще в 1819 г. чешский ботаник Опиц организовал кружок по обмену гербарием. В 1830 г. аналогичный кружок возник в Упсале, а затем обменные кружки (или клубы, центры) стали появляться в других странах Европы, в Америке и в Японии. Особенный подъем деятельности обменных центров наблюдался в последней трети XIX - начале XX века (до первой мировой войны). В это время существовало, вероятно, до 15-20 подобных клубов. В них преимущественно участвовали частные лица, а количество частных гербариев вплоть до первой мировой войны неуклонно увеличивалось, несмотря на то, что значение их во всем гербарном деле в целом снижалось. Частные гербарии уже не достигали рекордных размеров, сам характер их становился все более любительским, но число их росло. Но, конечно, обменные клубы представляли интерес и для профессиональных ботаников как важный дополнительный источник получения необходимых материалов. Некоторые клубы быстро распадались, другие существовали десятилетиями.

По механизму организации обмена клубы разделились на два основных типа, которые можно обозначить как закрытый и открытый. В закрытом клубе число возможных участников ограничено (обычно не более 50). Каждый участник должен внести в обменный фонд клуба в год определенное уставом количество видов, каждый вид в числе экземпляров, равном числу участников клуба. Далее фонд делится на всех участников, и каждый получает по экземпляру полного комплекта всех видов, собранных всеми членами клуба за истекший год. В открытом клубе число участников не ограничено, и число посылаемых и получаемых растение также заранее не регламентировано. Каждый участник посылает в штаб-квартиру клуба столько видов и в таком количестве экземпляров, сколько сумеет (хотя пределы числа дубликатов обычно все же устанавливались). Присланные растения получали оценку в условных единицах (баллах) в зависимости от качества сбора, редкости и научного интереса вида. Каталог всех поступивших растений с оценкой в баллах печатался и рассылался участникам обмена. Каждый мог выписать себе растения по выбору на ту сумму баллов, которую он получил за присланные им самим образцы. Как в открытом, так и в закрытом клубе какая-то часть материалов удерживалась в пользу центра клуба, особенно если этот центр - какой-нибудь авторитетный гербарий.

Закрытых клубов создавалось больше, но они и быстрее распадались либо трансформировались. Среди открытых клубов одним из самых долговечных и, возможно, самым крупным был Венский клуб, основанный в 1845 г. и функционировавший до первой мировой войны. Вначале он функционировал по принципу закрытого клуба, а потом перешел на открытый, и в конце XIX века его годовой оборот составлял 50-80 тыс. листов, а число участников доходило до 250; число названий в каталоге 1914 г. достигло 7 тыс. В каталоге Берлинского клуба (возникшего в 1870 г.) число названий предлагаемых в обмен растений к 1914 г. было более 10 тыс. В России обменный центр открытого типа был создан Н.И. Кузнецовым в 1898 г. при Юрьевском университете. Этот центр просуществовал до первой мировой войны и успел за это время издать 8 обменных каталогов. Число участников клуба перевалило за 200, а число видов, фигурирующих в каталоге за 2 тыс.

Кроме многочисленных каталогов и бюллетеней отдельных клубов, одно время (1908-1932) в Лейпциге издавался и специальный небольшой журнальчик "Herbarium", имевший целью способствовать гербарному обмену.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU