Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Гербарии:

Развитие гербариев

(с начала XIX до середины XX века)

Линией недооценил перспективы увеличения размеров гербариев. Уже его ученик и преемник по кафедре в упсальском университете Тунберг всего через 7 лет после смерти учителя, в 1785 г., подарил университету свой гербарий из 15 тыс. видов и 23,5 тыс. образцов и продолжал пополнять его до своей смерти (1828 г.). Сейчас гербарий Тунберга - одна из важнейших коллекций, имеющихся в Швеции. С конца XVIII века ботаническое изучение всех континентов интенсивно нарастает. Описываются тысячи и тысячи новых видов. Всего через 35-40 лет после смерти Линнея А.П. Декандоль насчитывал около 30 тыс. описанных видов растений, общее же количество существующих на Земле он оценивал в 100 тыс. Сам А.П. Декандоль за свою жизнь описал около 6500 видов (большинство из которых признается и сегодня).

С 20-х и особенно 30-40-х годов XIX века внимание европейских ботаников все более привлекает изучение внутривидового морфологического разнообразия; начинается описание многочисленных разновидностей. К середине XIX века как важная самостоятельная отрасль ботаники выделяется география растений, основной задачей которой стало составление карт ареалов. В связи с этим старое представление о том, что для каждого вида в гербарии достаточно наличия одного хорошего образца, заменяется противоположным - о необходимости иметь для каждого вида целую серию образцов из разных районов сбора. Все эти обстоятельства сильно стимулировали увеличение гербариев. Уже к середине XIX века ряд гербариев насчитывает более 200 тыс. образцов. Так, в 1847 г, в гербарии банкира и любителя ботаники Делессера в Париже было около 300 тыс. образцов. Несколько позже, в 1861 г., в гербарии Л.П. и А. Декандолей насчитывалось 242 тыс. образцов. После кончины известного исследователя Южной Америки и автора колоссальной "Флоры Бразилии" Марциуса остался гербарий в 120 тыс. образцов. Гербарий Н.С. Турчанинова в Харькове в начале 60-х годов XIX века имел более 100 тыс. (возможно, около 200 тыс.) образцов. Однако самым большим из частных гербариев в середине XIX века был гербарий В. Хукера старшего в Англии. К моменту смерти В. Хукера в 1865 г. состав гербария оценивался в 1 млн. экземпляров. Вероятно, некоторые из названных цифр были по разным причинам завышенными, но, и делая скидку на это, нельзя не признать размеры упомянутых гербариев очень внушительными. Названные гербарии принадлежали частным лицам. Несмотря на то что в большинстве европейских стран уже с начала - середины XVIII века были предприняты меры к созданию государственных и общественных гербариев (по подсчету Шетлера (1969 г.) из ныне существующих общественных и государственных гербариев 45 было основано до конца XVIII века), "частный сектор" в гербарном деле продолжает доминировать еще и в первой половине - середине XIX века (а в некоторых странах, например Швейцарии, еще и до начала XX века). Почти все важнейшие сочинения по систематике растений и "флоры" создаются отдельными исследователями на основе их собственных гербариев.

Нередко владельцы крупных гербариев, если имели средства, содержали у себя на службе кураторов. Например, в начале XIX века в знаменитом ботаническом саду графа А.К. Разумовского в Горенках под Москвой куратором сада и гербария был Ф.Б. Фишер - впоследствии основатель гербария Санкт-Петербургского ботанического сада. У А. и К. Декандолей в Женеве куратором был Бузер. Частные гербарии обычно были доступны и для посторонних, хотя, конечно, доступ был не очень свободным.

Было нормально считать даже коллекции собранные в экспедициях, финансированных государством, собственностью самих исследователей. Так, в частности, сибирские растения И.Г. Гмелина после его смерти были выкуплены Российской академией (правда, за скромную, скорее символическую сумму) у его вдовы. Гербарий К.Ф. Ледебура (профессора Дерптского университета в 1811-1836 гг.) также остался после кончины самого Ледебура у его вдовы и был подарен ею Петербургскому ботаническому саду, за что правительство сочло необходимый выдать вдове Ледебура денежное вознаграждение. Шпренгель был с 1797 по 1833 г. директором Ботанического института университета в Галле; за эти годы гербарий института достиг уровня 5 тыс. видов, а гербарий самого Шпренгеля - 21 тыс. и после кончины владельца был распродан. Леман, первый директор ботанического сада в Гамбурге (до 1860 г.), уделил много внимания развитию сада, но гербарий собирал только личный. После смерти Лемана гербарий был разбит на 150 частей и распродан в разные руки. К.А. Мейер, будучи директором ботанического музея Российской академии наук, собрал личный гербарий, насчитывавший 28 тыс. видов, который в 1855 г. был продан тому же музею. В. Хукер-старший в течение 25 лет был директором ботанического сада в Кью; собранный им огромный гербарий был куплен правительством у Дж. Д. Хукера-младшего (который стал директором после кончины отца) для этого же сада, и т.д. Такого рода факты, немного странные с современной точки зрения, очевидно, не противоречили понятиям того времени. Надо думать, они в основном объясняются тем, что до середины XIX века отдельные выдающиеся ботаники могли играть большую роль, чем целое учреждение. Вместе с тем очень часто коллекции, даже очень большие, жертвовались их владельцами безвозмездно. В 30-х годах XIX века по инициативе Воллича были распределены совершенно безвозмездно среди ботанических учреждений и выдающихся ботаников разных стран дубликаты ценнейшего гербария Ост-Индской компании (в том числе и гербария самого Воллича), чуть ли не полностью состоявшие из изотипов новых видов; комплекты этих дубликатов содержали по 5-10 тыс. образцов. Банкс завещал (1820 г.) свой гербарий, также изобиловавший автентиками Британскому музею. Поступление гербария Банкса послужило толчком к выделению всех ботанических коллекций этого музея в особый отдел - теперь один из важнейших гербариев мира. Банкир Делессер завещал (1847 г.) свой гербарий городу Женеве. Эта коллекция стала основой другого важнейшего мирового гербария - "Conservatoire Botanique" в Женеве; позднее, уже в XX веке, сюда присоединились гербарии Буасье и семьи Декандолей.

Но не только богатые люди сделали вклад в создание общественных гербариев. Н.С. Турчанинов, будучи небогатым отставным чиновником, в 1847 г. пожертвовал свой первостепенной важности гербарий мировой флоры Харьковскому университету в обмен за очень скромную пенсию. Известный исследователь флоры юга России X.X. Стевен - уроженец Финляндии - в конце жизни подарил свой гербарий - не менее 75 тыс. образцов - университету Хельсинки. Было, конечно, много еще и других пожертвований.

Развитие государственных и общественных гербариев и развертывание в них настоящей исследовательской работы начинаются только в XIX веке, особенно с 20-30-х годов. Полный обзор истории становления всех общественных гербариев давать здесь не будем. Остановимся только на некоторых из важнейших.

После пожара 1812 г. восстанавливаются научные коллекции Московского университета. Был куплен крупный гербарий Г.Ф. Гофмана, привезенный им из Германии (2 отдельные коллекции, не менее чем по 8 тыс. видов в каждой). В 1840 г. из упраздненной в Москве Медико-хирургической академии был передан важный гербарий К.Б. Триниуса. Из последующих поступлений особенно нужно отметить гербарий В.Я. Цингера, составленный из сборов очень многих коллекторов, в основном любителей из центральных областей европейской части России; этот гербарий послужил основой первой сводки по флоре "средней полосы".

В Петербурге коллекции Академии наук, принадлежавшие Кунсткамере, находились в довольно плачевном состоянии вплоть до 1823 г., когда их взял в свои руки К.Б. Триниус. Трудами Триниуса и Г.П. Бонгарда был образован Ботанический музей, с 1835 г. ставший самостоятельным учреждением Академии. Уже к середине XIX века музей имел около 200 тыс. образцов растении. Успешно и продуктивно продолжалась его деятельность и в дальнейшем, хотя штат музея всегда был очень мал. В 1823 г. в Петербурге появилось и другое важнейшее ботаническое учреждение - ботанический сад, директором которого стал Ф.Б. Фишер. С самого начала своей деятельности Фишер уделял большое внимание организации гербария, и к 1850 г. фонды составляли уже около полумиллиона листов. Фишер имел и собственный гербарий - почти в 60 тыс. видов, который после кончины Фишера в 1855 г. был передан его вдовой саду. В 1857 г. был куплен и гербарий Ледебура. Гербарий Петербургского сада стал даже еще более важным центром изучения флоры, чем ботанический музей. Достаточно отметить, что здесь работали либо сюда передавали свои сборы А.И. Шренк, Р.Э. Траутфеттер, Э.Л. Регель, А.Э. Регель, М.Н. Пржевальский, Г.Н. Потанин, В.Л. Комаров, Б.А. Федченко, В.Н. Сукачев, С.В. Юзепчук и многие другие. К началу XX века в гербарии Петербургского ботанического сада насчитывалось от 1,5 до 2 млн. экземпляров. Важнейшим пополнением гербария в начале XX века было поступление колоссальных, исчисляемых сотнями тысяч листов, сборов ботанических экспедиций Переселенческого управления, развернувшего в предреволюционные годы (особенное 1908-1914 гг.) интенсивную работу по исследованию Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. В 1931 г., когда Ботанический музей был объединен с Ботаническим садом в единый Ботанический институт Академии наук СССР, объединенный гербарий составил не менее 4 млн. листов.

Гербарий Парижского музея естественной истории считает официальной датой своего основания 1636 год - дату основания самого музея (первоначально в качестве "Кабинета короля"). Однако за полтора столетия, к 1786 г., в нем накопилось всего 12 тыс. образцов, а почти за два столетия, к 1815-1820 гг. - не более 20 тыс. Быстрый рост коллекции начался с 20-х годов XIX века, и к началу XX века гербарные коллекции парижского музея увеличились в 100 раз - до 2 млн. образцов.

В Британском музее с середины XVIII века лежали огромные коллекции Слона - но именно лежали и почти не обрабатывались. Быстрый рост и здесь начался с 20-30-х годов XIX века, после выделения гербария из других коллекции музея, при кураторстве Р. Брауна; к началу XX века гербарий Британского музея имел уже около 2 млн. экземпляров.

В Берлине первый ботанический сад был основан уже в 1646 г., но настоящее развитие ботаники здесь началось только во второй половине XVIII века. В 1801-1812 гг. директором сада был Вильденов, выпустивший в свет коренным образом переделанное издание линнеевских "Species Plantarum" и ряд других крупных работ. Собственный гербарий Вильденова содержал более 20 тыс. видов, но в саду при Вильденове гербария не было. Только после кончины Вильденова его гербарии был куплен в 1818 г. королевской казной для сада. Этим была заложена основа еще одного из крупнейших и важнейших гербариев мира - Берлинского ботанического музея (в XX веке известного больше под названием Берлин-Далем). Во время II мировой войны гербарий потерял более половины своих коллекций.

Основание гербария Венского музея естественной истории номинально датируется 1748 г. Фактически же гербарий приобрел значение только после покупки в 1812 г. коллекций исследователя флоры Каринтии Вульфена и в 1836 г. - крупных коллекций из Бразилии. Уже в 1884 г. гербарий музея насчитывал 340 тыс. листов.

1829-1830 годами датируется основание еще одного большого государственного гербария - в Лейдене (Нидерланды). Его основу составил гербарий, созданный в Брюсселе исследователем флоры Явы Блюмом и увезенный из Брюсселя голландскими войсками. И в дальнейшем основной специализацией лейденского гербария осталась флора тропических стран - бывших нидерландских колоний, особенно Индонезии. В Брюсселе государственный гербарий был заново воссоздан только в 1870 г. на основе покупки большого частного гербария Марциуса.

В 1842 г. итальянский ботаник Парлаторе убедил герцога Тосканского создать государственный гербарий во Флоренции. Благодаря длительной и неутомимой деятельности Парлаторе этот гербарий уже в 70-х годах XIX века стал крупнейшим в Италии и одним из крупнейших в мире.

Основание гербария Королевского ботанического сада в Кью, близ Лондона, официально датируется 1853 г. Сам сад в 1841 г. перешел из частной собственности королевской семьи в собственность короны (т.е. государства), и его директором был назначен В. Хукер, имевший богатейший личный гербарий. Однако гербарию сада положили начало пожертвования коллекций В. Бромфилда и особенно Бентама, гербарий же Хукера был куплен гораздо позже. Почти с самого своего создания и поныне гербарий Кью находится в числе самых первых в мире не только по богатству коллекций, но и по научной продуктивности.

В 1864 г. выдающийся американский ботаник Грэй подарил свой гербарий Гарвардскому университету. Эта коллекция легла в основу крупнейшего в США гербария, специализирующегося в основном на изучении флоры самой Северной Америки, - гербария имени А. Грэя. Уже к концу XIX века гербарий содержал более 200 тыс. листов, а к 1929 г. - 750 тыс. Сейчас он вместе с гербарием арборетума Арнольда и гербарием споровых растений имени Фарлова входит в состав комплекса гербариев Гарвардского университета.

Другой из важнейших гербариев США - Национальный гербарий в Вашингтоне - берет начало от коллекций появившегося в 1840 г. Института поощрения наук. Затем эти коллекции были переданы основанному в 1846 г. Смитсоновскому институту, а с 1894 г., когда в этот же институт были переданы и гербарные коллекции, накопившиеся в Министерстве сельского хозяйства США, объединенный гербарий получил название Национального гербария США. Сейчас он входит в состав развившегося на основе Смитсоновского института комплекса Национальных музеев США.

Наконец, третий из гербариев США, входящий, как и два выше упомянутых, в число крупнейших гербариев мирового ранга, - гербарий Нью-Йоркского ботанического сада, был основан уже в конце XIX века - в 1891 г. Он рос особенно быстро: уже в 1899 г. было 225 тыс. листов, а в 1951 г. - 2250 тыс. листов только сосудистых растений (т.е. за 52 года объем увеличился в 10 раз, а средний годовой прирост составлял почти по 40 тыс. листов). В основу гербария Нью-Йоркского ботанического сада легли коллекции выдающихся флористов: Торрея, Бриттона, Рюдберга, Смолла и других.

Благодаря росту государственных, учрежденческих гербариев, особенно с середины XIX века, значение частных гербариев начинает быстро падать. Количество же частных гербариев не уменьшается, наоборот, параллельно общему подъему культуры и образования в XIX веке оно продолжает увеличиваться; но уже ни по объему коллекций, ни по научной отдаче частные гербарии не могут выдерживать конкуренции с государственными. К концу XIX века государственные гербарии окончательно берут верх, а вместе с ними берет верх и коллективная форма организации труда во флористике, систематике и в самом гербарном деле. В течение первой четверти XX века все наиболее значительные частные гербарии переходят в государственные руки. И хотя частных гербариев еще остается много и до середины XX века, прежнего значения для науки они уже не имеют; в итоге и они все или поступают в те или иные государственные хранилища, или гибнут.

Вплоть до конца XVIII века все гербарные коллекции, собиравшиеся на других континентах, вывозились в Европу. Первые зачатки местных гербариев появляются только в 70-х годах XVIII века в США (тогда еще английской колонии) и в 90-х годах - в Индии (в Калькуттском ботаническом саду, когда директором его стал В. Роксбург). В США гербарное дело в XIX веке, особенно второй его половине, развивалось очень быстро, и к началу XX века достигло уровня передовых европейских стран. В Канаде и Латинской Америке ряд гербариев был основан уже в начале XIX века, но по-настоящему гербарное дело стало развиваться лишь в XX веке. В Азии, наряду с уже упомянутым гербарием Калькуттского сада (официальной датой его основания считается 1833 г.), в начале XIX века были образованы гербарии также в ботанических садах в Перадении на Цейлоне и в Бейтензорге (теперь Богор) на Яве, а также в Индии в Сахаранпуре, в Лесном институте (позже перемещенном в Дехра-Дун). В последней четверти XIX века гербарии создаются в Японии, а в первой трети XX века - в Китае. Со второй половины XIX века гербарии существуют в Африке и Австралии.

В середине - второй половине XIX века окончательно формируются те требования к оформлению гербарного образца, которые сейчас ботаники считают стандартными: растение должно быть собрано по возможности полно; на один лист следует помещать не более одного сбора с одной этикеткой; на этикетке точно указывается место сбора, дата, фамилия коллектора с инициалами. Несмотря на элементарность и естественность этих требований, приняты они были далеко не сразу и далеко не всеми. Так, например, полно и хорошо собранные эксикаты А. Кернера (1881-1913 гг.) не имеют на этикетках ни даты сбора, ни инициалов коллекторов. В.И. Липский еще в 1901 г. считает нормальным помещение на один гербарный лист нескольких сборов. Однако некоторые коллекторы уже в 40-50-х годах XIX века собирали и этикетировали вполне по-современному.

В государственных гербариях, создававшихся в XIX веке, благодаря покупкам и пожертвованиям скапливалось много отдельных коллекций, разборка и объединение которых были не по силам малочисленному научному персоналу, что в свою очередь сильно тормозило и использование этих коллекций. Так, по сообщению В.И. Липского, гербарий Петербургского ботанического сада в 1873 г. состоял из 237 самостоятельных коллекций; они были слиты воедино только к концу столетия. Существовало и мнение, что гербарии, послужившие основой для какой-либо важной публикации, вообще разбивать и объединять с другими не следует. Эту точку зрения особенно поддерживал А. Декандоль. Вероятно, под его влиянием и сейчас ни в одном гербарии не хранится по отдельности столько коллекций, сколько в Париже. По-видимому, лучше всего какая-то "золотая середина": например, было бы совсем неплохо, если бы гербарий Ледебура не был растворен в общей массе коллекций, а был сохранен отдельно.

Уже с самого начала появления государственных и общественных гербариев определились три основных типа учреждений, при которых гербарии могут продуктивно развиваться: это университеты, естественноисторические музеи и специальные ботанические научные учреждения (в первую очередь ботанические сады). В разных странах и в разные периоды времени относительная роль тех или иных учреждений в развитии гербарного дела менялась, но общая картина сохранялась.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU