Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Экспедиции:

Амурская экспедиция

Процесс освоения и заселения новых земель происходил и в бассейне рек Амура и Уссури. Однако после короткого расцвета русской жизни в конце XVII в. на амурских берегах вновь воцарилось безмолвие и безлюдье. По условиям Нерчинского договора, заключенного с цинским Китаем в 1689 г., русские должны были уйти с берегов Амура. Потеря Амура усложняла связь с дальневосточными областями России, затрудняла экономическое развитие этих районов и установление торговых связей со странами Тихоокеанского бассейна, тормозила процесс освоения этого края. Сухопутный путь, соединяющий Якутск с Охотском, главным тогда портом России на Дальнем Востоке, не мог разрешить эту важную хозяйственную проблему. России нужен был удобный речной путь. Им был Амур. Экономическое развитие России требовало разрешения этих вопросов. В 1844-1845 гг. в Приамурье была отправлена экспедиция А.Ф. Миддендорфа. Она достигла побережья Охотского моря, не дойдя до лимана Амура 200 км, и установила, что этот район полупустынен. К этому времени относится и начало систематических топографических съемок края, проводившихся Восточно-топографическим корпусом Генерального штаба. Экспедиция под руководством Н.X. Агте (1849-1852 гг.) произвела топографические съемки и составила карты района Байкала, Даурии и Восточной Сибири. Экспедиция установила, что китайские пограничные знаки расположены намного южнее Амура. Большой интерес к Амуру проявляли и такие государства, как Англия и Франция, активно проводившие в конце XVIII - первой половине XIX в. колониальную экспансию в Восточной Азии. Руководители научных экспедиций этих стран - француз Ж.Ф. Лаперуз и англичанин У.Р. Броунтон, посетившие в конце XVIII в. Татарский пролив в целях исследования низовий Амура, пришли к выводу, что устье Амура вследствие песчаных мелей недоступно для морских судов, а Сахалин является полуостровом. С конца XVIII в. это мнение утвердилось, несмотря на то что на чертежах русских промышленных людей и мореходов, а также на генеральной карте Российской империи 1745 г. Сахалин изображался островом. Ошибочный вывод, что Сахалин соединен с материком перешейком, подтвердил и первый русский кругосветный мореплаватель И.Ф. Крузенштерн, который в 1805 г. побывал в лимане Амура, произвел опись восточного берега Сахалина и дал русские названия некоторым объектам острова (залив Мордвинова, мыс Муловского и др.). Многочисленные мели помешали ему найти фарватеры, ведущие в устье Амура. Кроме того, упорно держались слухи о том, что Амур хорошо защищен построенными Китаем крепостями и сильной речной флотилией. В таком положении вопрос оставался до 1846 г., когда в Амурский лиман был послан небольшой бриг "Константин" под командованием А.М. Гаврилова. Экспедиция должна была выяснить доступность реки с моря и ее судоходность. Гаврилов, поднявшись вверх по Амуру, встретил мель и был вынужден вернуться назад. В своем журнале Гаврилов отмечал, что "не встретил ни русских, ни китайцев и не замечал никаких признаков правительственного китайского влияния на эти места и на обитателей гиляков, которые везде принимали его ласково" и объясняли, что они никому не подвластны. Объясняя причины, вследствие которых не смог провести тщательного исследования устья Амура и его лимана, он ссылался на краткость времени, отсутствие средств и встреченные препятствия. Однако русское правительство на основании отчета Гаврилова сделало вывод о том, что Амур не судоходен, а потому не стоит внимания.

Но передовые люди России хорошо понимали огромное значение Приамурья для экономического развития Восточной Сибири и его важное стратегическое положение. Они утверждали, что Сибирью владеет тот, в чьих руках находятся левый берег и устье Амура. Большую роль в исследовании Нижнего Приамурья и Приморья сыграл русский исследователь Дальнего Востока Г.И. Невельской. Геннадий Иванович Невельской (1813-1876 гг.) был одним из образованнейших офицеров своего времени. После окончания кадетского морского корпуса и офицерских классов он много плавал в Балтийском, Северном и Средиземном морях, в совершенстве изучил морское дело. Ему принадлежит большая заслуга в деле освоения богатейшего Приморского края, начатого Поярковым и Хабаровым и другими землепроходцами. Собрав обширный исторический материал об Амуре и сопоставив полученные в результате разных экспедиций данные, Невельской пришел к выводу, что устье Амура проходимо для больших судов. Он добился назначения его командиром транспорта "Байкал", отправлявшегося с грузом в Петропавловск-Камчатский. Сократив переход на два месяца, Невельской летом 1849 г. подошел на "Байкале" к Амурскому лиману. Он обследовал северо-восточный берег Сахалина, обогнул его северную оконечность и пошел вдоль западного берега Сахалина к югу. Во время плавания им был открыт судоходный пролив (ныне пролив Невельского), отделяющий остров от материка. Таким образом, Невельской подтвердил островное положение Сахалина. Кроме того, было открыто, что Амурский лиман имеет два доступных входа - со стороны Татарского пролива и Японского моря, а также, что на юго-западном берегу Охотского моря находится удобный для стоянки судов залив. В результате проведенных исследований Невельской пришел к выводу, что устье Амура и лиман доступны для входа морских судов. Однако деятельность Невельского в Петербурге была встречена враждебно. Обсуждая амурский вопрос, большинство членов Особого комитета, созданного для решения "амурской проблемы", не только не одобрило открытия Невельского, но и требовали его наказания за самовольные действия. Только решительные объяснения Невельского спасли его от наказания. Вскоре Невельской, произведенный в капитаны 1 ранга, опять направляется на Дальний Восток в распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева.

Вопрос о Приамурье стал особенно важным для России в связи с усилившейся в середине XIX в. экспансией Англии, США и Франции на Востоке. Возникла реальная угроза захвата ими устья Амура и Сахалина. Чтобы воспрепятствовать этому, Невельской с ведома Муравьева в июне 1850 г. в заливе Счастья основал зимовье, названное им Петровским, а в августе того же года в 100 км вверх по течению Амура, на мысе Куегда, им был учрежден Николаевский пост (ныне г. Николаевск-на-Амуре). Здесь 1 (13) августа 1850 г. в присутствии местного населения был поднят российский военный флаг и от имени российского правительства Невельской объявил, что "побережье залива и весь Приамурский край, до корейской границы, с островом Сахалин составляют Российские владения, то никакие здесь самовольные распоряжения, а равно и обиды обитающим племенам не могут быть допускаемы". Действия Невельского опять вызвали в Петербурге большое недовольство и раздражение. На этот раз члены Особого комитета считали, что Невельского за его самовольный поступок даже следует разжаловать в матросы. Однако когда встал вопрос об исследовании Приамурья, Приморья и Сахалина, то именно Невельской был назначен руководителем постоянной Амурской экспедиции. В ее состав вошли морские офицеры, матросы и казаки - всего 70 человек. Участники Амурской экспедиции на протяжении четырех лет (1852-1855 гг.) проделали огромную работу. По неведомым рекам и озерам, непроходимой тайге, при недостатке питания, теплой одежды и обуви совершали они тяжелые, изнурительные походы в глубь неизвестной земли за многие сотни километров, составляли по пути карты, собирали минералогические и ботанические коллекции. Ими была исследована и положена на карту территория Приамурья, изучены бассейн Амура, остров Сахалин, описаны берега Татарского пролива. Исследования, проведенные Амурской экспедицией, показали, что по обоим берегам Амура, от его устья до Хинганского хребта, никакой китайской администрации, никаких китайских крепостей либо военных постов, а тем более военной флотилии нет и что народы, обитающие по рекам Амуру и Уссури, не подвластны китайскому правительству и не имеют с ним никаких экономических или каких-либо других связей. Большую исследовательскую работу выполнили члены Амурской экспедиции и на Сахалине. В 1852 г. Н.К. Бошняк исследовал западное побережье Сахалина, пересек остров с запада на восток, выйдя на побережье Охотского моря. На западном берегу острова им было открыто месторождение каменного угля. Н.В. Рудановский подробно описал Южный Сахалин, произвел первую перепись его населения, организовал на острове метеорологические наблюдения. На основе этих данных была составлена точная карта Южного и Среднего Сахалина. Одновременно с созданием постов строились русские станицы, крестьянские селения, поселки русских охотников и рыбаков (селения Усть-Дунканское, Усть-Нимелинское и др.). Местное население дружелюбно встретило русских людей. "Вообще, - писали Г.Д. Разградский и Д.И. Орлов (участники Амурской экспедиции) Невельскому, - гиляки, видя наше постоянно доброе к ним отношение, соблюдение полной справедливости, уважения к их обычаям и, наконец, полное отсутствие желания навязывать им наши обычаи, не соответствующие ни образу жизни, на положению народа, видимо, встали на нашу сторону. Маньчжуры же, видя, что мы вовсе не вредим их торговле и всеми средствами охраняем край от внешних на него покушений, точно так же почувствовали к нам расположение". Отряды Д.И. Орлова и Н.К. Бошняка исследовали направление Хинганского хребта и рек, берущих здесь начало (Зеи, Бурей, Уды, Тугура, Горюна, Амгуни, Уссури и др.).

Практическое значение исследований, проведенных участниками Амурской экспедиции, проявилось уже во время Крымской войны 1853-1856 гг. Для обороны Камчатки, Приамурья по Амуру было доставлено значительное число войск. В 1854-1855 гг., когда английские и французские корабли совершили нападение на Петропавловск-Камчатский, Аян, побережье залива Де-Кастри, на русское поселение на острове Уруп и Императорскую гавань, генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев, уведомив о предстоящих оборонительных действиях китайские власти и не получив от цинского правительства ответа, отдал распоряжение о сплаве войск к устью Амура для заграждения входа в него неприятелю. В мае 1854 г. по рекам Шилке и Амуру к Мариинскому посту был направлен первый сплав из 76 грузовых баркасов и войск численностью 600 человек. Во главе сплава шел построенный в Сибири пароход "Аргунь", на котором находился и сам Муравьев. Год спустя по Амуру прошел второй сплав, на 113 барках которого в устье Амура было доставлено 2500 человек.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU