Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Экспедиции:

Экспедиции второй половины XIX века и начала XX века

Большую роль в организации географических экспедиций, в исследовании территории России во второй половине XIX - начале XX в. сыграло Русское географическое общество (РГО), созданное в 1845 г. в Петербурге. Его отделы (в дальнейшем - филиалы) были организованы в Восточной и Западной Сибири, Средней Азии, на Кавказе и в других районах. В рядах РГО выросла замечательная плеяда исследователей, получивших мировое признание. Среди них были Ф.П. Литке, П.П. Семенов, Н.М. Пржевальский, Г.Н. Потанин, П.А. Кропоткин, Р.К. Маак, Н.А. Северцов и многие другие. Наряду с географическим обществом изучением природы занимались общества естествоиспытателей, существовавшие в ряде культурных центров России. Значительный вклад в познание территории огромной страны внесли такие правительственные учреждения, как Геологический и Почвенный комитеты, министерство земледелия, комитет Сибирской железной дороги и др. Основное внимание исследователей было направлено на изучение Сибири, Дальнего Востока, Кавказа, Центральной и Средней Азии.

Исследования средней Азии

В 1851 г. П.П. Семенов по поручению совета Русского географического общества приступил к переводу на русский язык первого тома "Землеведения Азии" Риттера. Большие пробелы и неточности, имевшиеся у Риттера, вызвали необходимость специальных экспедиционных исследований. Эту задачу взял на себя сам Семенов, лично познакомившийся с Риттером и посещавший его лекции во время своего пребывания в Берлине (1852-1855). Семенов обсуждал с Риттером детали перевода "Землеведения Азии", а возвратившись в Россию, в 1855 г. подготовил первый том к печати. В 1856-1857 гг. состоялось весьма плодотворное путешествие Семенова на Тянь-Шань. В 1856 г. он посетил котловину Иссык-Куля и прошел к этому озеру через Боомское ущелье, что позволило установить бессточность Иссык-Куля. Перезимовав в Барнауле, Семенов в 1857 г. пересек хребет Терскей-Алатау, вышел на тянь-шаньские сырты, открыл верховья р. Нарына - главного истока Сырдарьи. Далее Семенов пересек Тянь-Шань по другому маршруту, вышел в бассейн р. Тарима к р. Сарыджаз, увидел ледники Хан-Тенгри. На обратном пути Семенов исследовал хребты Заилийский Алатау, Джунгарский Алатау, Тарбагатай и озеро Алакуль. Основными результатами своей экспедиции Семенов считал: а) установление высоты снеговой линии в Тянь-Шане; б) открытие в нем альпийских ледников; в) опровержение предположений Гумбольдта о вулканическом происхождении Тянь-Шаня и существовании меридионального хребта Болор. Результаты экспедиции дали богатый материал для исправлений и примечаний к переводу второго тома "Землеведения Азии" Риттера.

В 1857-1879 гг. изучением Средней Азии занимался Н.А. Северцов, сделавший 7 крупных путешествий в разные районы Средней Азии, от пустынных до высокогорных. Научные интересы Северцова были очень широки: он занимался географией, геологией, изучал флору и особенно фауну. Северцов проник в глубинные районы центрального Тянь-Шаня, в которых до него не был ни один европеец. Комплексной характеристике высотной зональности Тянь-Шаня Северцов посвятил свою классическую работу "Вертикальное и горизонтальное распределение туркестанских животных". В 1874 г. Северцов, возглавляя естественноисторический отряд Амударьинской экспедиции, пересек пустыню Кызылкум и достиг дельты Амударьи. В 1877 г. он первым из европейцев достиг центральной части Памира, дал точные сведения о его орографии, геологии и растительном мире, показал обособленность Памира от Тянь-Шаня. Работы Северцова по делению Палеарктики на зоогеографические области на основе учета физико-географической зональности и его "Орнитология и орнитологическая география Европейской и Азиатской России" (1867) позволяют считать Северцова родоначальником зоогеографии в России.

В 1868-1871 гг. высокогорные районы Средней Азии изучали А.П. Федченко и его жена О.А. Федченко. Они открыли грандиозный Заалайский хребет, сделали первое географическое описание Зеравшанской долины и других горных районов Средней Азии. Изучая флору и фауну Зеравшанской долины, А.П. Федченко впервые показал фаунистическую и флористическую общность Туркестана со странами Средиземноморья. За 3 года путешествия супруги Федченко собрали большую коллекцию растений и животных, среди которых оказалось много новых видов и даже родов. По материалам экспедиции была составлена карта Ферганской долины и окружающих ее гор. В 1873 г. А.П. Федченко трагически погиб при спуске с одного из ледников Монблана.

Друг А.П. Федченко В.Ф. Ошанин в 1876 г. совершил экспедицию в Алайскую долину и в 1878 г. - в долины рек Сурхоба и Муксу (бассейн Вахша). Ошанин открыл один из крупнейших ледников Азии, названный им в память друга ледником Федченко, а также хребты Дарвазский и Петра Первого. Ошанину принадлежит первая полная физико-географическая характеристика Алайской долины и Бадахшана. Ошанин подготовил к изданию систематический каталог полужесткокрылых Палеарктики, изданный в 1906-1910 гг.

В 1886 г. Краснов по заданию Русского географического общества исследовал хребет Хан-Тенгри с целью выявить и обосновать эколого-генетические связи горной флоры Центрального Тянь-Шаня с сопредельными флорами Прибалхашских степей и песчаных пустынь Турана, а также проследить процесс взаимодействия между сравнительно молодой флорой четвертичных аллювиальных равнин Прибалхашья и значительно более древней (с примесью третичных элементов) флорой высокогорий Центрального Тянь-Шаня. Эта эволюционная по своей сущности проблема была разработана и выводы из нее хорошо изложены в магистерской диссертации Краснова "Опыт истории развития флоры южной части Восточного Тянь-Шаня".

Плодотворной была экспедиция под руководством Берга, изучавшая в 1899-1902 гг. и в 1906 г. Аральское море. Монография Берга "Аральское море. Опыт физико-географической монографии" (СПб., 1908) явилась классическим образцом комплексной региональной физико-географической характеристики.

Начиная с 80-х годов XIX в. большое внимание уделялось изучению среднеазиатских песков. Эта проблема возникла в связи со строительством в Среднюю Азию железной дороги. В 1912 г. на железнодорожной станции Репетек была основана первая постоянная комплексная научно-исследовательская географическая станция по изучению пустынь. В 1911 и 1913 гг. в Средней Азии и Сибири действовали экспедиции Переселенческого управления. Наиболее интересные географические сведения получил отряд Неуструева, совершивший переход из Ферганы через Памир в Кашгарию. На Памире были обнаружены явные следы древней ледниковой деятельности. Сводные результаты исследований Средней Азии в XIX - начале XX в. с большой полнотой изложены в издании Переселенческого управления "Азиатская Россия".

Исследования центральной Азии

Начало ее исследованию было положено Н.М. Пржевальским, который с 1870 по 1885 г. совершил 4 путешествия в пустыни и горы Центральной Азии. В начале своего пятого путешествия Пржевальский заболел брюшным тифом и скончался около оз. Иссык-Куль. Начатая Пржевальским экспедиция была закончена под руководством М.В. Певцова, В.И. Роборовского и П.К. Козлова. Благодаря экспедициям Пржевальского впервые были получены и нанесены на карты достоверные данные об орографии Центральной Азии. Во время экспедиций регулярно проводились метеорологические наблюдения, давшие ценные материалы о климате этого края. Сочинения Пржевальского изобилуют блестящими описаниями ландшафтов, растительного и животного мира. Они содержат также сведения об азиатских народах и их быте. Пржевальский доставил в Петербург 702 экземпляра млекопитающих, 5010 экземпляров птиц, 1200 - пресмыкающихся и земноводных, 643 - рыб. Среди экспонатов были неизвестные ранее дикая лошадь (названная в его честь лошадью Пржевальского) и дикий верблюд. Гербарий экспедиций насчитывал до 15 тыс. экземпляров, принадлежащих к 1700 видам; в их числе оказалось 218 новых видов и 7 новых родов. С 1870 по 1885 г. были опубликованы следующие описания путешествий Пржевальского, написанные им самим: "Путешествие в Уссурийском крае 1867-1869 гг." (1870); "Монголия и страна тангутов. Трехлетнее путешествие в Восточной нагорной Азии", т. 1-2 (1875-1876); "От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор" (Изв. Русск. Геогр. об-ва, 1877, т. 13); "Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки" (1883); "Исследования северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима" (1888). Труды Пржевальского были переведены на ряд европейских языков и сразу получили всеобщее признание. Они могут быть поставлены в один ряд с блестящими сочинениями Александра Гумбольдта и читаются с исключительным интересом. Лондонское Географическое общество в 1879 г. присудило Пржевальскому свою медаль; в его решении отмечалось, что описание тибетского путешествия Пржевальского превосходит все, что было обнародовано в этой области со времен Марко Поло. Ф. Рихтгофен назвал достижения Пржевальского "поразительнейшими географическими открытиями". Пржевальскому были присуждены награды географических обществ: Русского, Лондонского, Парижского, Стокгольмского и Римского; он был почетным доктором ряда зарубежных университетов и почетным членом Петербургской академии наук, а также многих зарубежных и русских ученых обществ и учреждений. Город Каракол, где умер Пржевальский, получил впоследствии название Пржевальска.

Маршруты экспедиций Н.М. Пржевальского
Маршруты экспедиций Н.М. Пржевальского

Современниками Пржевальского и продолжателями исследований Центральной Азии были Г.Н. Потанин (много занимавшийся этнографией), В.А. Обручев, М.В. Певцов, М.Е. Грум-Гржимайло и др.

Исследования Сибири и Дальнего Востока

Развитие России настоятельно требовало изучения всех азиатских окраин, в особенности Сибири. Быстрое ознакомление с природными богатствами и населением Сибири могло осуществляться только с помощью больших геолого-географических экспедиций. Сибирские купцы и промышленники, заинтересованные в изучении природных ресурсов края, материально поддерживали такие экспедиции. Сибирский отдел Русского географического общества, организованный в 1851 г. в Иркутске, используя средства торгово-промышленных компаний, снаряжал экспедиции в бассейн р. Амура, на о. Сахалин и в золотоносные районы Сибири. В них участвовали по большей части энтузиасты из разных слоев интеллигенции: горные инженеры и геологи, учителя гимназий и профессора университетов, офицеры армии и морского флота, врачи и политические ссыльные. Научное руководство осуществлялось Русским географическим обществом.

В 1849-1852 гг. Забайкальский край исследовала экспедиция в составе астронома Л.Е. Шварца, горных инженеров Н.Г. Меглицкого и М.И. Кованько. Уже тогда Меглицкий и Кованько указали на существование месторождений золота и каменного угля в бассейне р. Алдана.

Настоящим географическим открытием явились результаты экспедиции в бассейн р. Вилюя, организованной Русским географическим обществом в 1853-1854 гг. Возглавил экспедицию учитель естествознания Иркутской гимназии Р. Маак. В составе экспедиции были также топограф А.К. Зондгаген и орнитолог А.П. Павловский. В тяжелых условиях тайги, при полном бездорожье экспедиция Маака обследовала огромную территорию бассейна Вилюя и часть бассейна р. Оленека. В результате исследований появилось трехтомное сочинение Р. Маака "Вилюйский округ Якутской области" (ч. 1-3. СПб., 1883-1887), в котором с исключительной полнотой описаны природа, население и хозяйство большого и интересного района Якутской области.

После завершения этой экспедиции Русское географическое общество организовало Сибирскую экспедицию (1855-1858) в составе двух партий. Математическая партия во главе со Шварцем должна была определять астрономические пункты и составить основу географической карты Восточной Сибири. Эта задача была успешно выполнена. В состав физической партии вошли ботаник К.И. Максимович, зоологи Л.И. Шренк и Г.И. Радде. Отчеты Радде, изучавшего животный мир окрестностей Байкала, степной Даурии и горной группы Чокондо, были опубликованы на немецком языке в двух томах в 1862 и 1863 гг.

Другую комплексную экспедицию - Амурскую - возглавил Маак, опубликовавший две работы: "Путешествие на Амур, совершенное по распоряжению Сибирского отдела РГО в 1855 г." (СПб., 1859) и "Путешествие по долине реки Уссури", т. 1-2 (СПб., 1861). Работы Маака содержали много ценной информации о бассейнах этих дальневосточных рек.

Наиболее яркие страницы в изучение географии Сибири вписал замечательный русский путешественник и географ П.А. Кропоткин. Выдающимся было путешествие Кропоткина и учителя естествознания И.С. Полякова в Лено-Витимскую золотоносную область (1866). Главная их задача состояла в отыскании путей для перегона скота от г. Читы к приискам, расположенным по рекам Витиму и Олекме. Путешествие, начатое на берегах р. Лены, закончилось в Чите. Экспедиция преодолела хребты Олекмо-Чарского нагорья: Северо-Чуйский, Южно-Чуйский, Окраинный и ряд возвышенностей Витимского плоскогорья, в том числе Яблоновый хребет. Научный отчет об этой экспедиции, напечатанный в 1873 г. в "Записках Русского географического общества" (т. 3), явился новым словом в географии Сибири. Яркие описания природы сопровождались в нем теоретическими обобщениями. В этом отношении интересен "Общий очерк орографии Восточной Сибири" (1875) Кропоткина, подводивший итоги тогдашней изученности Восточной Сибири. Составленная им схема орографии Восточной Азии существенно отличалась от схемы Гумбольдта. Топографической основой для нее служила карта Шварца. Кропоткин первым из географов обратил серьезное внимание на следы древнего оледенения Сибири. Известный геолог и географ В.А. Обручев считал Кропоткина одним из основоположников геоморфологии в России. Спутник Кропоткина зоолог Поляков составил эколого-зоогеографическое описание пройденного пути.

Член Петербургской Академии наук Шренк в 1854-1856 гг. возглавил экспедицию Академии наук на Амур и Сахалин. Круг научных проблем, охваченных Шренком, был очень широк. Результаты его исследований опубликованы в четырехтомном труде "Путешествия и исследования в Амурском крае" (1859-1877).

В 1867-1869 гг. изучал Уссурийский край Пржевальский. Он первым отметил интересное и единственное в своем роде сочетание северных и южных форм фауны и флоры в уссурийской тайге, показал своеобразие природы края с его суровой зимой и влажным летом.

Крупнейший географ и ботаник (в 1936-1945 гг. президент Академии наук) В.Л. Комаров начал исследования природы Дальнего Востока в 1895 г. и сохранил интерес к этому краю до конца жизни. В своем трехтомном труде "Flora Manschuriae" (St.-P., 1901-1907) Комаров обосновал выделение особой "маньчжурской" флористической области. Ему принадлежат также классические работы "Флора полуострова Камчатка", т. 1-3 (1927-1930) и "Введение к флорам Китая и Монголии", вып. 1, 2 (СПб., 1908).

Живые картины природы и населения Дальнего Востока обрисовал в своих книгах известный путешественник В.К. Арсеньев. С 1902 по 1910 г. он изучал гидрографическую сеть хребта Сихотэ-Алинь, дал обстоятельную характеристику рельефа Приморья и Уссурийского края и блестяще описал их население. Книги Арсеньева "По Уссурийской тайге", "Дерсу Узала" и другие читаются с неослабевающим интересом.

Существенный вклад в изучение Сибири внесли А.Л. Чекановский, И.Д. Черский и Б.И. Дыбовский, сосланные в Сибирь после польского восстания 1863 г. Чекановский изучал геологию Иркутской губернии. Его отчет об этих исследованиях был отмечен малой золотой медалью Русского географического общества. Но главные заслуги Чекановского заключаются в изучении неизвестных до того территорий между реками Нижней Тунгуской и Леной. Он открыл там трапповое плато, описал р. Оленек и составил карту северо-западной части Якутской области. Геологу и географу Черскому принадлежит первая сводка теоретических взглядов на происхождение впадины оз. Байкал (он высказал и собственную гипотезу о ее происхождении). Черский пришел к выводу, что здесь расположена древнейшая часть Сибири, не затоплявшаяся морем с начала палеозоя. Этот вывод использовал Э. Зюсс для гипотезы о "древнем темени Азии". Глубокие мысли высказал Черский об эрозионном преобразовании рельефа, о выравнивании его, сглаживании резких форм. В 1891 г., уже будучи неизлечимо больным, Черский начал свое последнее большое путешествие в бассейн р. Колымы. По пути из Якутска в Верхнеколымск он открыл огромный горный хребет, состоящий из ряда цепей, с высотами до 1 тыс. м (впоследствии этот хребет был назван его именем). Летом 1892 г. во время путешествия Черский скончался, оставив законченный "Предварительный отчет об исследованиях в области рек Колымы, Индигирки и Яны". Б.И. Дыбовский со своим товарищем В. Годлевским исследовал и описал своеобразную фауну Байкала. Они же измерили глубину этого уникального водоема.

Большой интерес представляют научные отчеты В.А. Обручева о его геологических исследованиях и его специальные статьи о природе Сибири. Наряду с геологическим изучением золотоносных россыпей Олекмо-Витимской страны Обручев занимался такими географическими проблемами, как происхождение вечной мерзлоты, оледенение Сибири, орография Восточной Сибири и Алтая.

Западная Сибирь с ее плоским рельефом мало привлекала внимание ученых. Большая часть исследований проводилась там силами любителей-ботаников и этнографов, среди которых можно отметить Н.М. Ядринцева, Д.А. Клеменца, И.Я. Словцова. Принципиальное значение имели проведенные в 1898 г. Л.С. Бергом и П.Г. Игнатовым исследования соляных озер, изложенные в книге "Соляные озера Селеты-денгиз, Теке и Кызылкак Омского уезда. Физико-географический очерк". Книга содержит подробную характеристику лесостепи и отношений леса и степи, очерки флоры и рельефа и т.д. Эта работа знаменовала собой переход к новому этапу исследований Сибири - от маршрутных исследований к полустационарным, комплексным, охватывающим широкий круг физико-географических особенностей территории.

На рубеже XIX и XX вв. и в первом десятилетии XX в. географические исследования Сибири были подчинены двум проблемам большой государственной важности: строительству Сибирской железной дороги и сельскохозяйственному освоению Сибири. Комитет Сибирской дороги, созданный в конце 1892 г., привлек к исследованиям широкой полосы вдоль трассы Сибирской железной дороги большое количество ученых. Изучались геология и полезные ископаемые, наземные и грунтовые воды, растительность, климат. Большое значение имели исследования Танфильева в Барабинской и Кулундинской степях (1899-1901). В книге "Бараба и Кулундинская степь" (СПб., 1902) Танфильев, рассмотрев взгляды прежних исследователей, высказал убедительные соображения о происхождении грядового рельефа Барабинской степи, о режиме многочисленных озер Западно-Сибирской низменности, о характере почв, в том числе черноземов. Танфильев объяснил, почему леса в степях Европейской России размещаются ближе к речным долинам, а в Барабе, наоборот, леса избегают речных долин и размещаются на водораздельных гривах. До Танфильева Барабинскую низменность изучал Миддендорф. Его небольшая работа "Бараба", опубликованная в 1871 г. в "Приложении" к "Запискам имп. Академии наук", представляет большой интерес.

С 1908 по 1914 г. в азиатской части России действовали почвенно-ботанические экспедиции Переселенческого управления министерства земледелия. Ими руководил выдающийся почвовед, ученик Докучаева, К.Д. Глинка. Экспедиции охватили почти все районы Сибири, Дальнего Востока и Средней Азии. Научные итоги экспедиций изложены в 4-томном труде "Азиатская Россия" (1914).

Исследования Европейской России, Урала и Кавказа

В то же время внимание ученых и министерства земледелия привлекали поиски причин обеднения почв, высыхания рек, уменьшения уловов рыбы и часто повторявшихся неурожаев хлебов в густонаселенной Европейской России. Исследования с этой целью проводились в европейской части страны естествоиспытателями разных специальностей: геологами, почвоведами, ботаниками, гидрологами, изучавшими отдельные компоненты природы. Но каждый раз при попытке объяснить названные явления исследователи неизбежно приходили к необходимости рассматривать и изучать их на широкой географической основе, с учетом всех природных факторов. Почвенные и ботанические исследования, вызванные необходимостью установить причины повторяющихся неурожаев, вылились в комплексное изучение территории. Изучая русские черноземы, академик Ф.И. Рупрехт доказал, что распространение черноземов тесно связано с географией растений. Он определил, что южная граница распространения ели совпадает с северной границей русских черноземов.

Новым этапом в области почвенно-ботанических исследований явились работы Докучаева, руководившего в 1882-1888 гг. Нижегородской почвенной экспедицией, в результате которой был составлен научный отчет ("Материалы к оценке земель Нижегородской губернии. Естественноисторическая часть...", вып. 1-14. СПб., 1884-1886) с двумя картами - геологической и почвенной. В этом сочинении рассмотрены климат, рельеф, почвы, гидрография, растительный и животный мир губернии. Это было первым такого рода комплексным исследованием большого сельскохозяйственного района. Он позволило Докучаеву сформулировать новые естественноисторические идеи и обосновать генетическое направление в почвоведении.

Танфильев подвел итоги 25-летнего исследования болот России, организованного министерством государственных имуществ. В своих статьях "О болотах Петербургской губернии" (Труды Вольного экономического об-ва, № 5) и "Болота и торфяники Полесья" (СПб., 1895) он раскрыл механизм образования болот и дал их детальную классификацию, заложив, таким образом, основы научного болотоведения.

В исследованиях, проводившихся во второй половине XIX в. на Урале, основное внимание уделялось изучению его геологического строения и размещению полезных ископаемых. В 1898-1900 гг. Оренбургское отделение Русского географического общества организовало барометрическое нивелирование южной части Уральского хребта. Результаты нивелирования были опубликованы в "Известиях Оренбургского отделения Русского географического общества" за 1900- 1901 гг. Это способствовало возникновению специальных геоморфологических исследований. Первую такую работу на Урале произвел П.И. Кротов. Он критически рассмотрел историю орографических исследований на Среднем Урале, дал общую картину строения его рельефа, описал множество характерных форм поверхности и объяснил геологические условия их возникновения.

Основательное изучение климата Урала началось с 80-х годов XIX в., когда там была создана 81 метеорологическая станция. К 1911 г. количество их увеличилось до 318. Обработка данных метеонаблюдений дала возможность выявить картину распределения климатических элементов и определить общие черты климата Урала.

С середины XIX в. начали появляться работы по специальному исследованию вод Урала. Управление внутренних водных путей и шоссейных дорог министерства путей сообщения с 1902 по 1915 г. издало 65 выпусков "Материалов для описания русских рек", в которых содержались и широкие сведения о реках Урала.

К началу XX в. флора Урала (кроме Северного и Полярного) была уже достаточно хорошо изучена. В1894 г. главный ботаник Петербургского ботанического сада С.И. Коржинский впервые обратил внимание на следы древней растительности на Урале. Сотрудник Петроградского ботанического сада И.М. Крашенинников первым высказал соображения о взаимоотношениях леса и степи в Южном Зауралье, поставив тем самым важные ботанико-географические проблемы. Значительно запоздали на Урале почвенные исследования. Только в 1913 г. сотрудники Докучаева Неуструев, Крашенинников и другие начали комплексное изучение почв Урала.

Во второй половине XIX в. начались систематические работы по триангуляции и топографическим съемкам Кавказа. Военные топографы в своих отчетах и статьях сообщали много общегеографических сведений. Используя данные геодезических работ и геологических исследований Г.В. Абиха, Н. Салицкий в 1886 г. издал "Очерк орографии и геологии Кавказа", в котором изложил свои представления о географии этого горного края. Много внимания уделялось изучению ледников Кавказа. Большую научную ценность представляет работа К.И. Подозерского, давшего качественную и количественную характеристику ледников Кавказского хребта ("Ледники Кавказского хребта". - Записки Кавказского отд. РГО, 1911, кн. 29, вып. I).

Воейков, изучая климат Кавказа, первым обратил внимание на взаимосвязь климата и растительности Кавказа и сделал в 1871 г. первую попытку природного районирования Кавказа.

Важный вклад в исследование Кавказа сделал Докучаев. Именно при изучении природы Кавказа оформилось окончательно его учение о широтной зональности и высотной поясности.

Наряду с этими известными учеными, Кавказ изучали многие десятки геологов, почвоведов, ботаников, зоологов и т.д. Большое количество материалов о Кавказе напечатано в "Известиях Кавказского отдела Русского географического общества" и специальных отраслевых журналах.

Исследования в Арктике

В 1882-1883 гг. русские ученые Н.Г. Юргенс и А.А. Бунге участвовали в исследованиях по программе Первого международного полярного года. Россия организовала тогда полярные станции на островах Новой Земли (остров Южный, пос. Малые Кармакулы) и в с. Сагастыр в устье р. Лены. Созданием этих станций было положено начало русским стационарным исследованиям в Арктике. В 1886 г. Бунге и молодой геолог Толль исследовали Новосибирские острова. Толль охарактеризовал геологию островов и доказал, что север Сибири подвергался мощному оледенению. В 1900-1902 гг. Толль руководил Полярной экспедицией Академии наук, пытавшейся на яхте "Заря" отыскать "Землю Санникова", слухи о существовании которой держались с 1811 г. За два летних сезона "Заря" прошла из Карского моря в район Новосибирских островов. Первая зимовка у Таймырского п-ова была использована для сбора географических материалов. После второй зимовки у о. Котельного Толль с тремя спутниками на собачьих упряжках вышел в сторону о. Беннета. На обратном пути путешественники погибли. Существование "Земли Санникова" не подтвердилось и последующими поисками.

В 1910-1915 гг. на ледокольных транспортах "Таймыр" и "Вайгач" проводились гидрографические исследования от Берингова пролива до устья р. Колымы, обеспечившие создание лоций морей, омывающих Россию на севере. В 1913 г. "Таймыр" и "Вайгач" открыли архипелаг, называемый теперь Северной Землей.

В 1912 г. лейтенант флота Г.Л. Брусилов решил пройти из Петербурга во Владивосток по Северному морскому пути. На частные средства была снаряжена шхуна "Святая Анна". У берегов п-ова Ямал шхуна была затерта льдами и унесена течениями и ветрами на северо-запад (севернее Земли Франца-Иосифа). Экипаж шхуны погиб, в живых остались только штурман В.И. Альбанов и матрос А.Э. Конрад, посланные Брусиловым на Большую землю за помощью. Судовой журнал, сохраненный Альбановым, дал богатые материалы. Проанализировав их, известный полярный путешественник и ученый В.Ю. Визе в 1924 г. предсказал местонахождение неизвестного острова. В 1930 г. этот остров был найден и назван именем Визе.

Много сделал для изучения Арктики Г.Я. Седов. Он изучал подходы к устью р. Колымы и губу Крестовую на островах Новой Земли. В 1912 г. Седов на судне "Святой Фока" достиг Земли Франца-Иосифа, затем зимовал на Новой Земле. В 1913 г. экспедиция Седова повторно пришла на Землю Франца-Иосифа и зимовала на о. Гукера в бухте Тихой. Отсюда в феврале 1914 г. Седов с двумя матросами на нартах направился в сторону Северного полюса, но не достиг его и на пути к полюсу скончался.

Богатые гидробиологические материалы получила Мурманская научно-промысловая экспедиция под руководством Н.М. Книповича и Л.Л. Брейтфуса. За время своей деятельности (1898-1908) экспедиция на корабле "Андрей Первозванный" провела гидрологические наблюдения в 1500 точках и биологические - в 2 тыс. точек. В результате экспедиции были составлены батиметрическая карта Баренцева моря и карта течений. В 1906 г. вышла книга Книповича "Основы гидрологии Европейского Ледовитого океана". Много новой информации о Баренцевом море получили ученые Мурманской биологической станции, основанной в 1881 г.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU