Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Экспедиции:

Экспедиции первой половины XIX века

Одновременно с кругосветными плаваниями и исследованиями дальневосточных берегов и морей в первой половине XIX в. продолжалось географическое исследование внутренних районов - Урала, Сибири, Средней Азии и некоторых частей Европейской России. Так, с 1809 г. штурман А.Е. Колодкин начал систематические описания Каспийского моря, а в 1826 г. был издан составленный им атлас Каспийского моря. В 1853-1856 гг. физико-географические особенности и биологию Каспийского моря изучала комплексная экспедиция под руководством выдающегося натуралиста К.М. Бэра, при участии Н.Я. Данилевского. На основе наблюдений, собранных во время этой экспедиции, Бэр выдвинул теорию понижения уровня Каспийского моря и дал объяснение асимметрии строения берегов рек как следствия суточного вращения Земли. За 30 лет до Бэра на это явление обратил внимание историк Сибири П.А. Словцов.

В 1848 г. на Урале проводила исследования комплексная экспедиция профессора Петербургского университета Э.К. Гофмана, астронома М.А. Ковальского и др. Маршруты их охватили весь север Урала до Карского моря. Путешественники определили астрономически 186 и барометрически 72 пункта и опубликовали двухтомное сочинение по геологии к географии Северного Урала: "Северный Урал и береговой хребет Пай-Хой" (СПб., 1853-1856). Зоолог Ф.Ф. Брандт составил описание позвоночных животных Северного Урала.

Выдающиеся по своим результатам исследования севера и востока Сибири выполнил в 1842-1845 гг. профессор Киевского университета, а затем член Петербургской академии наук А.Ф. Миддендорф. Он получил от Академии наук задание: а) пересечь неизведанный самый северный участок Азии - Таймырский п-ов и выяснить условия органической жизни в высоких широтах; б) проехать в Якутск и детально проверить достоверность слухов о наличии вечномерзлых грунтов в колодце-шахте Федора Шергина, пробитом до глубины 166 м; в) если останется время, то из Якутска проехать на берег Охотского моря и осмотреть Шантарские острова. Преодолевая огромные трудности, с риском для жизни, Миддендорф и его спутник топограф В.В. Баганов полностью выполнили поставленные задачи. В результате экспедиции было дано глубокое физико-географическое описание Таймырского края. Выполняя задание по изучению вечной мерзлоты, Миддендорф провел наблюдения в 12 пунктах. По материалам своих исследований он установил величину геотермической ступени, в соответствии с которой высчитал, что глубина промерзания в районе Якутска должна быть около 204 м (в советское время бурением определено, что толщина мерзлого слоя составляет здесь 216 м). Выполнению этой выдающейся работы способствовал житель Якутска, служащий Российско-Американской компании, Ф.Е. Шергин. Пытаясь вырыть колодец для воды, он в течение нескольких лет на свои средства пробивал вечную мерзлоту. Глубина колодца к 1842 г. достигла 116 м, но вода так и не появилась. Шергин по просьбе Академии наук измерял температуру на разных глубинах шахты и передавал результаты для опубликования. Миддендорф определил границу распространения многолетне-мерзлых грунтов и положил начало исследованию вечной мерзлоты. В отчетах экспедиции Миддендорфа дана комплексная характеристика природы обследованной территории. Особенно подробно рассмотрены в них сведения о климате, растительности и животном мире Сибири. Миддендорф предложил первую научно обоснованную схему эколого-фаунистического районирования севера и востока Сибири и обстоятельно рассмотрел вопрос о происхождении современного географического распространения животных. Академия наук, оценивая итоги экспедиции Миддендорфа, отмечала, что она принесла исключительно большую пользу науке.

Большой вклад в изучение Алтая внес русский географ П.А. Чихачев. В 1842 г. он обследовал неизвестные до того места в истоках рек Абакана, Чуй и Чулышмана. Им был открыт Кузнецкий каменноугольный бассейн. Чихачеву принадлежат также обстоятельные исследования Малой Азии, Испании, Алжира и Туниса.

Многочисленные географические экспедиции первой половины XIX в. дали богатый материал для более полного познания климата, растительности, животного мира и топографии страны.

В первой половине XIX в. был организован ряд географических учреждений и обществ. Важнейшее из них - основанное в 1845 г. Русское географическое общество, которое с первых же лет своей деятельности стало инициатором и организатором большинства экспедиций по изучению обширной территории России и сопредельных стран.

В первой половине XIX в. широкий размах получили в России фаунистические и флористические исследования, что было связано с развитием экспедиционной деятельности. В эту работу в начале XIX в., помимо Академии наук, которая к тому времени перестала быть единственным научным учреждением в стране, включались соответствующие кафедры университетов, а также московской и петербургской Медико-хирургических академий, Московское общество испытателей природы, ботанические сады (Петербургский, Московский, Горенский под Москвой, Никитский в Крыму) и зоологические музеи Академии наук и Московского университета. Отличительная особенность рассматриваемого периода по сравнению с XVIII в. - появление наряду со сводками по фауне и флоре разных районов страны большого числа обстоятельных монографий по отдельным систематическим группам животных и растений. Хотя многие натуралисты продолжали совмещать изучение фауны и флоры, в основном это изучение проводилось уже раздельно зоологами и ботаниками. Перечень всех экспедиций и исследований, предпринятых русскими биологами в первой половине XIX в., занял бы много страниц, поэтому отметим лишь наиболее значительные из них.

Богатый материал для познания флоры и фауны, а также уточнения и углубления представлений о географии и экономике обширных районов страны дали экспедиции Бэра на Новую Землю, в Лапландию, на Волгу, Каспийское море, на Кавказ, в долину Маныча. Особенно важное научное и практическое значение имело выяснение условий существования многих видов промысловых рыб Волго-Каспийского бассейна, в том числе установление их сезонных миграций, мест нереста и причин изменения численности. Созданная под руководством Бэра специальная комиссия Академии наук начала проводить систематическое обследование основных рыбопромысловых районов России.

Важное значение имели исследования профессора Казанского университета Э.А. Эверсманна, он подробно и всесторонне исследовал фауну, особенно насекомых и птиц, Оренбургского края, Волго-Уральских степей, Прикаспийской низменности, Кавказа и Средней Азии. Особенно значительна его монография "Естественная история Оренбургского края" (1840-1866 гг.). Им были впервые описаны многие виды птиц, зверей и насекомых. Ему принадлежат также две капитальные монографии по перепончатокрылым и чешуекрылым Волжско-Уральского района, монография о ящерицах России. Собранная им энтомологическая коллекция содержала 11252 вида. Эверсманн выполнил множество наблюдений по экологии, в частности наблюдений за сезонными явлениями в жизни животных. Его исследования способствовали также развитию зоогеографии.

Богатые фаунистические коллекции собрал за время длительного пребывания (1839-1849) в дальневосточных районах России, а также на Аляске и в Русской Калифорнии И.Г. Вознесенский, работавший по возвращении из экспедиции консерватором Зоологического музея Академии наук.

Важно отметить также 5-томную сводку профессора Московского университета Г.И. Фишера фон Вальдгейма "Энтомография Российской империи" (1820-1851). Большое значение имели его обширные зоологические и палеонтологические описания ряда районов центральной России. Знания о животном мире страны были также в большой мере расширены благодаря исследованиям И.А. Двигубского, Э.П. Менетрие, Э.И. Эйхвальда, А.Ф. Севастьянова, Н.А. Северцова, Ф.А. Геблера, Ф.Ф. Брандта.

Аналогичная по масштабу работа была проделана в области флористики. Растительный мир Севера Европейской части России обследовал Ф.И. Рупрехт. Результаты его исследований были обобщены им в двух капитальных монографиях (1845, 1854). Он же обработал многочисленные материалы, собранные другими натуралистами. Флору юга страны подробно исследовал Ф.К. Биберштейн, явившийся автором иконографии растений этой обширной части страны (1810) и "Флоры Крыма и Кавказа" (1808-1819), содержавшей описание 2322 видов. Его гербарий, хранящийся ныне в Ботаническом институте, содержит около 10 тыс. видов. Большое значение имели исследования дерптского ботаника К.Ф. Ледебура на Алтае. Их результатом были 4-томная "Флора Алтая" (1829-1833) и наиболее полная сводка "Флора России" (1829-1833), получившая мировую известность. С большой полнотой была изучена флора Иркутской губернии и Забайкалья профессором Харьковского университета Н.С. Турчаниновым. Значительные результаты дала ботаническая экспедиция Г.С. Карелина и И.П. Кирилова на Алтай, в Джунгарию, Заиртышье и Семиречье (1839-1841). К.И. Максимович опубликовал первое описание флоры Приамурского края (1859). К.А. Триниус, крупнейший специалист по злакам всего мира, создал исключительный по полноте гербарий злаков (22 тыс. листов) и выпустил 3-томную сводку по их систематике (1828-1836), содержавшую 360 оригинальных рисунков.

Благодаря обширным сборам русских ученых Зоологический музей Петербургской академии наук в первой половине XIX в. превратился в первоклассный научный центр, охвативший в своих коллекциях животный мир не только России, но и других стран. В этот же период было положено начало палеозоологическим и палеоботаническим исследованиям территории России, которые вели многие из упомянутых выше биологов, а также Г.Д. Романовский, X.И. Пандер, Г.П. Гельмерсен, Г.Е. Щуровский, К.Е. Мерклин, К.Ф. Рулье, А.Д. Нордман, С.С. Куторга. Палеонтология постепенно приобретала значение самостоятельной дисциплины.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU