Архив Природы России
"Красота природы спасет мир!"
 






Био-энциклопедия »
          Птицы » Семейства » Славковые:

Также см. Славковые (краткий очерк + фото)

Славка-черноголовка

Черноголовая славка Черноголовая славка - настоящий лесной вид (довольно редкое явление в группе славок), один из лучших певцов среди воробьиных птиц. По звучности, силе и чистоте песни черноголовка смело конкурирует с такими непревзойденными певцами, как соловей, черный и певчий дрозды. Ареал черноголовки занимает всю Европу, кроме северных районов Скандинавии, север Африки и Переднюю Азию. На территории России черноголовка гнездится до северных пределов тайги, широко заселяет европейские степи с их островными дубравами, байрачными и припойменными лесами. По южнотаежным лесам, а на юге по колкам и лесным поймам сибирской лесостепи эта птица доходит до реки Енисей.

Систематики выделяют у этой славки всего четыре подвида. Два (вероятно, более древних) населяют: первый - Переднюю Азию и Кавказ, второй атлантические острова (Азорские, Зеленого Мыса, Канарские и Мадейру). Обитание черноголовки на этих островах свидетельствует о древности вида и его зарождении еще в третичных европейско-азиатских лесах. Европейский и сибирский подвиды, по-видимому, сформировались в более позднее время.

Черноголовая славка - одна из самых обычных, а часто и многочисленных певчих птиц подзоны европейских широколиственных и смешанных хвойно-широколиственных лесов. Европейские формы этой птицы, кроме того, обнаруживают отчетливую связь с елью и, в частности, с горными ельниками Европы, которые распространились когда-то в период плиоценового похолодания из Сибири по вздымавшимся над третичными лесами горам альпийской складчатости и дошли до западных рубежей этого субконтинента. В подзоне сибирской лесостепи по численности черноголовка занимает второе место после садовой славки. Обычна она во многих садах и парках. В тайге нередко гнездится в сложных ельниках с густым орешниковым или липовым подлеском. Всюду предпочитает сыроватые участки. Часто встречается около воды.

На места гнездовий в средней полосе России первые самцы прилетают в начале мая. Пение черноголовок слышится с первых дней прилета. Активно поют эти славки и во время пролета, нередко задерживаясь на лесных опушках и в приречных уремах. По наблюдениям Е.С. Птушенко, местные славки занимают гнездовые участки дней через 10-12 после появления передовых самцов. Освоив участки, самцы черноголовки, подобно садовым славкам, приступают к закладке многочисленных точков (или ложных гнезд), не заканчивая постройку ни одного из них. Каждый самец обычно закладывает от 5 до 7 точков, иногда больше. У каждого точка самец часто поет попеременно. Привлеченная песней самка после образования пары самостоятельно достраивает одно из таких "гнезд". При достройке гнезда самкой самец всюду сопровождает её, часто садится рядом с ней у гнезда, но никакого участия в дальнейшей постройке гнезда не принимает.

В первые дни прилета и начала брачного пения самцы черноголовок оповещают о своем присутствии бесконечной журчащей песенкой - торопливым говорком. Уже в эти первые дни, сначала изредка, а затем все чаще и чаще эти токовые песни черноголовки заканчиваются чистой, громкой и нежной "флейтой". Флейтовое окончание песни представляет собой хорошо развитый, усложненный и усиленный позыв самца, или позыв-песню. Длинная журчащая песня - это развитая усложненная и усиленная подпесня. В начале брачного цикла (еще до прилета самок) черноголовки могут исполнять и укороченный говорок - либо в его чистом виде, либо также заканчивая короткое журчание громкой флейтой. В таких случаях песня черноголовок по своей схеме сближается с весенней токовой песней славки-завирушки, у которой скрипучее токовое начало подпесни, часто очень короткое, едва уловимое, тоже заканчивается самцовым позывом-песней - знаменитым стукотком. С появлением первых самок и массы молодых пролетных самцов, а также с прилетом садовых славок в пении черноголовой можно отметить четко выраженные изменения. Первая часть песни значительно удлиняется. Песня становится более переливчатой, богатой, изменчивой. Во многих ситуациях эта брачная песня исполняется очень долго, становится действительно "бесконечной". Флейта в эти дни слышится реже. В токовой период песню черноголовки легко спутать с песней садовой славки. При спокойном пении самцов обоих видов в одиночку их журчащие песни могут быть более мелодичными, элементы в них - более крупными, округлыми и глубокими. Славки чутко реагируют песней на появление, крики и песни других птиц, нередко мастерски повторяя их звуки. Имитационные возможности лесных славок весьма велики, однако чистые точные копировки в их песнях встречаются все же не часто. Но в отдельные моменты обе славки могут поразить совершенством своего искусства имитации. Неоднократно слышали, как черноголовки (так же, как и садовые славки) великолепно копировали песню промелькнувшего дрозда, коротенькую песню зарянки или пеночки-веснички и точно воспроизводили эти песни в течение нескольких минут, после того как замолкнет или улетит взволновавшая их птица. Относительно редкое звучание точных имитонов в песнях этих славок, вероятно, определяется тем, что большую часть копировок они вплетают в свои песни в измененном виде, исполняя их в своем ускоренном темпе. Во время тока самцы черноголовок обычно поют более торопливо и длинно. Большая часть имитонов песни как бы свертывается, сжимается, превращаясь в своеобразные зародыши звуков. Такие песни часто приобретают звенящий металлический или скрипучий оттенок. Часто возникает особый торопливый, но все же остающийся журчащим токовой говорок. В моменты наивысшего брачного возбуждения самца его песня становится почти скрипучей. Птицеловы говорили (как, впрочем, и про токующего соловья): "птица пришла в ярость". Иногда при таком возбуждении самцы яростно преследуют или гоняют самок. Особыми скрипучими песнями (подобно певчим дроздам) они выражают свою "злость", раздражение по отношению к близко поющим самцам своего или близкого вида (садовой славки). Как и у певчего дрозда, такие песни можно назвать песнями угрозы. Очень интересны сеансы согласованного пения черноголовок с соседними или далекими самцами своего и других видов. При согласованном пении с самцами своего вида черноголовки нередко открывают такие удивительные свойства своей песни, которые невозможно подметить у них ни при одиночном пении, ни при содержании в клетке. Даже журчащая песня в такие моменты приобретает волнующую гармонию и красоту. Свистовые и журчащие звуки иногда исполняются особенно чисто, крупно, продлённо и мелодично. Многие из них "отзванивают" серебром, становятся хрустальными, светлыми, "выводными" (с тонкими переливами полутона). Но певцы с такими изумительными песнями встречаются очень редко. Да и сами ситуации совершенного пения при согласованном общении птиц крайне редки. Большинство самцов либо пытается забить соперника силой, сложностью, торопливым богатством своей песни, либо запугать скрипучей песней угрозы. Особенно таинственна природа так называемых дроздовых черноголовок, отличающихся совершенно необыкновенной песней. Такие черноголовки в природе встречаются редко. Песня дроздовой черноголовки даже отдаленно не похожа ни на журчащую, ни на флейтовую песни обычных черноголовок. Поют дроздовые черноголовки в типичной манере накрика певчего дрозда, удивительно гармонично выкрикивая отдельные размеренные колена. Потрясает не только красота, изысканность и гармония звуков, поражает весь строй, уникальная соразмерность звуковых интервалов, изящество ритмов, глубина композиции самой песни.

Гнезда черноголовки обычно располагают около осветленных пространств, невдалеке от воды или сырых мест. Высота расположения гнезд колеблется от 0,2 до 3 м. По мнению А.С. Мальчевского, расположение гнезд у черноголовки более высокое, чем у других видов славок, и менее определенное. Большинство гнезд находят на маленьких елочках, сосенках или в кустах. Иногда это прикорневая поросль у старых лиственных деревьев, куст малины, шиповника, ежевики, можжевельника, боярышника, черемухи, бузины, молодое деревце ольхи, рябины, татарского клена или даже куст папоротника. Нередко гнездо помещается на ветвях высоких деревьев, но это чаще случается там, где птиц особенно беспокоят люди или домашние животные. В таких случаях черноголовки могут гнездиться даже в высокоствольных участках леса, почти лишенных подлеска. Гнезда черноголовок находили на боковых ветвях старых елей, берез, лип, вязов, кленов, осин, грабов и других деревьев. А.С. Мальчевский полагает, что в различных районах у черноголовок могут быть разные излюбленные породы кустарников и деревьев на которых они предпочитают вить свои гнезда. Для Ленипградской области такой породой он считает ель (точнее еловый подрост). Подобная привязанность может носить не только традиционный (приобретаемый научением) характер, но и может быть закреплена генетически. Не исключена возможность обнаружения различных генетических морф черноголовок, различающихся типами гнездования.

Гнездо черноголовки имеет чашевидную форму. Оно легкое, но более плотное и аккуратное, чем у садовой славки, более миниатюрно. Наружный слой гнезда сплетается из сухих корешков, стебельков, травинок, иногда листьев злаков с добавлением кусочков мха, лишайника и сережек осин. Иногда птица скрепляет гнездо нитями паутины. Лоточек вьется из тех же, но более нежных материалов с добавлением тоненьких корешков, обязательно конского волоса или лосиной шерсти. Стенки и дно гнезда остаются ажурными и просвечивают насквозь. Скорее всего, это связано с плотным насиживанием кладки, крайне быстрым развитием птенцов и необходимостью хорошего проветривания гнезда под непрерывно сидящей на нем птицей. Кладку из 4-6 грязновато-белых с бурыми пятнами и очень изменчивых по окраске яиц в течение 11-13 суток насиживают обе взрослые птицы. У насиживающих самцов этого вида даже образуются, как и у самок, хорошо развитые наседные пятна. Однако, по данным многих авторов, самцы часто не принимают участия в насиживании кладки. У гнезда с птенцами черноголовки ведут себя очень активно. Как самки, так и самцы демонстрируют различные приемы отвода опасности, имитируя поведение раненой птицы, близко подлетают к хищнику и человеку, а иногда и нападают на врага. Но многие пары ведут себя очень скрытно и робко.

С образованием брачных пар, постройкой гнезда и началом кладки все реже и реже можно слышать журчащие токовые песни черноголовок. Однако некоторые птицы поют весь гнездовой сезон. С конца мая поют самцы, потерявшие первые кладки и самок, оставшиеся холостыми, затем вновь запевают самцы, пытающиеся начать второй цикл размножения. С началом насиживания все чаще слышны флейтовые покрики черноголовок, часто уже исполняемые независимо от журчащих токовых песен. Это наступает период так называемой летней флейтовой песни, или летнего пения этих птиц. В период выкармливания птенцов флейтовые песни черноголовок фактически превращаются в опознавательные сигналы самца, позыв-песню или самцовый позыв (ситуация аналогичная исполнению отдельных колен песни у самцов соловья при появлении с кормом на гнездовом участке). Флейта черноголовки в это время функционирует так же, как и стукоток славки-завирушки. Основным сигналом тревоги черноголовок считается "чеканье", постукивание или пощелкивание ("чек...чек...чек-чек..."), которое чаще раздается в форме отдельных щелчков. При сильном возбуждении или тревоге щёлканье учащается, хотя и чувствуется, что учащение этих сигналов даётся птице с трудом. Пощелкиванием сопровождаются и ситуации максимальной опасности. Тщательные наблюдения за скрытно ведущими себя в гнездовой период птицами показывают, что их звуковая сигнализация значительно богаче и разнообразнее, чем может казаться. Так, рядом с гнездом или самкой самец может исполнять свою журчащую торопливую песенку так тихо, что услышать её можно лишь находясь рядом с птицей. При появлении самки в песенке самца вместо раздражающих скрипов могут появиться цикающие звуки. Иногда рядом с самкой самец просто тихо цикает или издает коротенькое, едва слышное верещание. Тихие песни у черноголовки, как и у многих других птиц, отчетливо распадаются на типичную скрипучую подпесню и исключительно богатую имитонами так называемую имитационную подпесню. Тихая имитационная подпесня черноголовки может поразить неожиданным богатством заимствованных звуков. В ней можно услышать разнообразные позыву дроздов, зябликов, зарянок, синиц, пеночек, целые песенки или их фрагменты. Даже в обычной скрипучей подпесне черноголовки периодически появляются тихие флейтовые звуки - прообразы ее флейтового позыва-песни. Тихое бормотание (или осеннее пение) можно услышать у кочующих черноголовок осенью - в конце июля и даже в августе. Эти тихие осенние песни поют как неперелинявшие черноголовые самцы, так и молодые буроголовые самцы. Кроме тихих цикающих звуков, рядом с самкой самцы иногда издают негромкое жужжание ("джи-джи-джи"). Есть у них и тихая мелодичная трелька, которую они иногда сочетают с негромким чеканьем ("чек...чек-чек...иррррю", "чек...чек...тррри"). Возможно, что и сама трелька и тихое чеканье служат сигналами скрытого предостережения самке. Иногда у самцов удается услышать и тихое постукивание "тук...тук...тук" или "ту...ту...ту", причем каждый такой звук сопровождается ударами (отблеском) горлышка птицы.

Массовый выклев птенцов у черноголовки обычно наблюдается в начале июня - июле. Выкармливание продолжается 12-13 дней. В первые дни самка не покидает гнезда, и заботу о корме для птенцов берет на себя самец. В начале этого периода птенцы получают по 30-80 порций корма в день, в середине - 200-250 порций. Кормятся черноголовки преимущественно в нижних ярусах леса, в кустарниковом и травяном покрове. Славки обладают удивительной способностью дотягиваться до замеченной жертвы, обнаруживая поразительную подвижность и гибкость всего тела. Кормовой участок обычно не превышает 6-8 тыс. м2. Как и у других славок, основу питания составляют насекомые, которых птицы склевывают с ветвей, иногда тоненьких веточек и листьев, зависая в "шмелином" трепещущем полете у самых кончиков веток. Иногда собирают насекомых в траве и на земле. Птенцов черноголовки выкармливают гусеницами, жуками, мухами, личинками пилильщиков, бабочками, комарами-долгоножками, пауками, иногда моллюсками, ручейниками, пенницами, тлями. Взрослые птицы, помимо перечисленных кормов, потребляют значительно больше жуков (долгоносиков, листоедов, коровок, щелкунов, златок, мягкотелок). В июле и августе черноголовки поедают и ягоды (малины, бузины, ежевики, костяники, черемухи, жимолости, крушины, ирги, волчьего лыка, бересклета, смородины, рябины и т.д.). В массе населяя полезащитные лесные полосы степных и даже полупустынных областей, черноголовки очень чувствительны к наличию в посадках ягодных кустарников и деревьев, а также постоянно действующих водопоев. При отсутствии воды они нередко покидают даже благоприятные для их гнездования места.

После вылета птенцов взрослые птицы докармливают их еще около 10 дней. В некоторых районах бывает вторая кладка. По наблюдениям С.И. Божко, молодые черноголовки иногда задерживаются в районе гнездового участка около 3-4 недель. В конце июля славки переходят к кормовым кочевкам. В это время они часто появляются у водоемов, в кустарниковых зарослях речных урем, на берегах озер и прудиков, куда регулярно прилетают пить и купаться.

Со второй половины августа начинается осенняя миграция этих птиц. Наиболее позднее время встречи черноголовок в средней полосе - октябрь. Зимуют черноголовки в Южной Европе, Средиземноморье, Северной Африке и в полосе африканских саванн.

Литература

При использовании материалов сайта, необходимо ставить активные ссылки на этот сайт, видимые для пользователей и поисковых роботов.






Copyright © 2007-2011 Nature-Archive.RU